О внутреннем климате гаража Movistar Yamaha MotoGP

Когда вопрос о чемпионстве в MotoGP переносится на самый финал сезона, претендентам на титул стресса не избежать никак. В то же время, для гоночных бригад этот период воспринимается по-своему. Журналист Мэт Оксли спросил троих механиков Валентино Росси (Гэри Коулмена и Алекса Бригса) и Хорхе Лоренсо (Йена Гилпина) о том, что происходит в гараже Movistar Yamaha и как строятся взаимоотношения бригад двух больших чемпионов Гран-При.

Йен Гилпин:

Между нами нет никаких проблем. Естественно, обе половины гаража хотят победить, но это хорошая группа людей, мы все профессионалы, друг с другом уживаемся, вместе веселимся, так что никакой драмы. Конечно, всегда есть раздражающие моменты, этот пожар захватывает обе стороны гаража. После гонки мы говорим друг другу, что все молодцы, начинаем работать с байками или собираться. Когда Валентино выигрывает или когда Хорхе падает — например, как в Мизано — тогда да, мы можем разозлиться на час, но потом ты миришься с этим. Это же не конец света, да ведь? Это мотогонки, всего-то!

Нет каких бы то ни было секретов. Обе половины гаража перекрикиваются друг с другом, мы говорим, какие настройки выставили, а они рассказывают, что делают сами. Между нами все очень открыто.

Алекс Бригс:

Все время, что я занимаюсь этой работой, юмор всегда был способом справиться с таким стрессом. Даже в самый стрессовый момент дня кто-то обязательно отпустит шутку — в этом наш «выход», наш способ забороть стресс. Мы адски много шутили, когда были в «Дукати». Сколько раз кто-то из наших говорил, что есть свет в конце тоннеля, а ему отвечали: нет, блин, это поезд!.. Мы повторяли это неделю за неделей и все равно было смешно.

Всегда труднее, когда ты проигрываешь бригаде с таким же мотоциклом, чем когда проигрываешь команде с другим мотоциклом, потому что так у тебя будет оправдание. Если нас побьет «Хонда», то мы сможем сказать: «Оу, ну это потому что…»

Если честно, ничего никогда не скрывалось. Иногда гонщики думают, что что-то утаивается. Даже во времена Дуэна и Кривье [в заводской «Хонде» 1994 — 1999] Мик мог хорошо провести сессию и сказать: «Что бы ты не делал, не позволяй другим парням узнать, с чем мы ездим». Ну ты и отвечал: ладно, ладно. Но у японских инженеров нет любимчиков, так что от этого ничего не менялось. К тому же как только у Мика или любого другого райдера разворачивалась маленькая катастрофа с настройками, те могли спросить: на чем Кривье ездит? Ну, в общем, вот.

Если мы на стартовой прямой и у какой-то команды не заводится байк из-за неработающего стартера, то любая команда независимо от того, какой у нее мотоцикл, просто подкатит свой стартер под заднее колесо. Я такое видел много раз. Мы не скажем: «Ха-ха, вы не попали на трек, потому что мы вам не помогли». Гонки целиком должны разрешаться на треке.

Гэри Коулман:

Если с чем-то возникла какая-то проблема, всегда можно спросить других парней. Это слишком сложная работа, чтобы усложнять ее еще сильнее. Когда один из гонщиков попадает в аварию, между сессиями действительно видишь — между бригадами нет барьеров. Когда другие ребята заканчивают работать со своим байком, первое, что они делают — идут в другую половину гаража и начинают помогать с «аварийным» байком.

Моя работа перед гонкой такая же, как у Йена — зайти обратно в гараж, позаботиться о вторых мотоциклах, пока остальные парни из бригады выполняют на решетке свою голливудскую работу. Иногда я могу помочь Йену заменить колесо, иногда он помогает мне. Мы помогаем друг другу и тогда, когда оба пилота уже на решетке.

Гараж Movistar Yamaha MotoGP



Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите ctrl + Enter! Или перейдите по данной ссылке!