Поншараль: Решение Фольгера сильно повлияет на его карьеру

На одного человека в сезоне MotoGP 2018 стало меньше, так как Йонас Фольгер по состоянию психологического здоровья выступать не будет. Немцу было очень тяжело пойти на этот шаг, а близким и коллегам было тяжело о таком шаге узнать. Владелец Yamaha Tech 3 Эрве Поншараль рассказал порталу Paddock GP, что почувствовал, когда узнал эту новость.

Увы, кроме проблем с синдромом Жильбера, который в прошлом году выбил Йонаса из концовки чемпионата, у гонщика оказался довольно мягкий характер. Мягкий для чемпионата MotoGP, где при всём внимании публики и прессы нужен железный панцирь. Нахождение на публике само по себе иногда было невыносимо для #94. Сейчас пилот Yamaha не чувствует решимости возвращаться обратно.

Эрве, скверные новости насчет Йонаса Фольгера удивили и огорчили всех в Гран-При, потому что можно представить, какая это для него драма. За восемь дней до первых тестов на Сепанге ситуация у вас трудная.

Да! Когда раздался этот звонок от [менеджера] Боба Мура, я буквально окаменел. Я правда такого не ожидал. Я знал, что Йонас упорно трудился, чтобы вернуться на свой максимум. Я с ним разговаривал 10 дней назад и он мне послал фото, где занимался лыжами. И он мне рассказал, что с лыжами и спортзалом был в форме и считал дни, которые отделяли его от Сепанга. А затем — бах! Когда Боб мне позвонил, я сначала не понимал, пока это не стало очевидно.

Мне повезло, что сегодня я смог поговорить с Йонасом. И он мне сказал, что был полностью опустошен, сожалел, и что ему пришлось думать об этом, точно зная, что это значит. Я ему сказал: знаешь, Йонас, если мы разошлем это инфо, с 2018-м всё закончится, и это сильно повлияет на твою дальнейшую спорткарьеру. Он сказал, что знал об этом, но ему пришлось крепко подумать, и у него не было ощущения, что он может ездить на своем максимуме, зная уровень и ожидания Yamaha M1 и Tech 3. Он не чувствует, что способен.

Лично мой анализ в том, что проблема ментальная, прежде всего. Когда он был на телефоне, он был убежден, что всё было отлично, потому что физически ему хорошо, но у него в голове проблема с безопасностью, и видя приближение крайсрока, он не чувствовал, что способен.

Что способен удовлетворять уровню требований сезона MotoGP?

Да. После того, как с ним поговоришь немного, чувствуется, у него нет ощущения, что он может быть на ментальном уровне и с достаточной остротой, чтобы за всем следить. Он знает, как это трудно — физически и ментально выдавать всё, чтобы получалось ездить в MotoGP. И он мне сказал, что если бы ездил, он бы рисковал, представляя опасность для себя и других. Из-за всех этих причин он просит понять его. Само собой, мы понимаем.

Само собой, это скорее его проблема, чем наша, потому что у него наконец-то была команда, о которой он мечтал; он наконец-то добрался до класса MotoGP, о котором мечтал, и он увидел, что был конкурентен, и что может бороться впереди. В чём-то отказ от всего этого — это честно и смело по его части. Правда в том, что всё это ставит нас в ситуацию если не опасную, то в любом случае очень сложную. Очень сложную, потому что мы знаем: все пилоты, у которых в MotoGP достаточный уровень конкурентности, уже подписаны, а о расторжении не может быть и речи, поэтому у нас проблема. Так что для нас это реальная проблема, и со всей откровенностью в данный момент я не знаю, что произойдет.

С прошлого вечера у нас непрерывный мозгоштурм. Я провел бессонную ночь, потому что для меня это большой шок. Мне тоже нравится этот парень, я правда верил в пилота, но еще мне нравится Фольгер-человек, так как оказалось, что он немного растерянный. Мне хотелось быть его старшим братом, или его «профессиональным отцом».

Было ощущение, что он до сих пор как запуганный зверь. Когда в хоспиталити было много людей, он часто избегал человеческих контактов. Ему не нравились вещи, которые давили на него, и очень часто он был в своем тихом мотордоме с его кузеном и своей подругой. Там ему было лучше всего. Мы чувствовали, психологически он был очень хрупкой личностью, и по мне так это большой кавардак, потому что ясно: он и отличный пилот, и прекрасный человек.

В любом случае, одно точно: это горький ход для него и для нас, но на этой работе ты должен всегда оставаться на позитиве и всегда поддерживать боевой дух. Другого Фольгера мы не найдем, потому что сейчас это невозможно, но будем думать. Мы будуем мотивированы и постараемся найти другого пилота, который позволит нам прожить прекрасный сезон 2018.

Всё равно ясно, что наш лидер — это Жоанн Зарко, это очевидно. Он будет неоспоримым лидером, и для меня будет идеально наличие рядом с ним молодой персоны, даже если все юные новички уже подписаны. В любом случае, мы не сдаемся! Это плохие новости, это невезение, но мы будем бороться!




x