Создатели Suzuki GSX-RR о провале 2017 года

Когда у мотоцикла MotoGP проблема с двигателем, это выражается в фазе разгона: не хватает мощности, или наоборот, из-за избытка байк агрессивен, делает колёсико (вили) и вынуждает прикрывать газ. Обратная ситуация в 2017 году была в Suzuki Ecstar: новый мотор GSX-RR мешал не разгону, а торможению. Ведущие инженеры Шиничи Сахара (лидер проекта MotoGP) и Кен Каваючи (технический директор) не сразу догадались, из-за чего проблемы, а когда догадались, весьма удивились. Эволюция агрегата-2016 принесла больше вреда, чем пользы, и предвидеть такое было невозможно.

Открывающая гонка сезона в Катаре прошла нормально, не считая аварии Андреа Ианноне. Проблемы пришли во второй: в Аргентине оба пилота стали критиковать торможение GSX-RR, у которого был "сбит прицел" на входе в повороты. Точно выяснить корень недостатка удалось не ранее седьмого этапа на Барселоне-Каталунье: там двигатель сравнили с предшественником и многое прояснилось.

Тем не менее, легче стало сильно позже, после тестов на 14 этапе в Арагоне - Ианноне и Ринсу помогла комбинация барселонского шасси и арагонского маятника, которые поправили прицел на торможении. Сам агрегат Suzuki трогать не могла, так как потеряла на это право из-за успешного 2016 года с Мавериком Виньялесом. После провала это право вернулось в 2018-м:

Каваючи: Мы поняли это очень скоро. Могу сказать, уже в Аргентине Ринс ясно пожаловался, он мне сказал: "Я не могу останавливать байк так, как хотелось бы, и трудно удерживать траекторию". Ианноне тоже сообщал о похожих проблемах, и так как Алекс говорил те же самые вещи, что Андреа, не имея достаточного опыта в MotoGP, чтобы о чем-то судить с определенностью, мы начали подозревать, что по сравнению с 2016-м что-то поменялось - мы тогда были сильными.

После Аргентины мы составили список вещей для понимания того, где находилась проблема. И мы, естественно, начали думать, как разбираться с разными ситуациями. В Муджелло "Мишлен" внедрил ужесточенный каркас передней шины. Мы думали, этот новый компонент поможет с проблемой нашего мотоцикла, но ситуация изменилась лишь слегка. В целом, нам это не помогло так, как мы надеялись. Конструкция пожестче в целом тоже хорошо работала, только наши проблемы были слишком большими, то есть новая шина не решила ситуацию.

Затем на тесты после гонки ГП Каталонии, которая всегда проводится в Барселоне, мы привезли двигатель-2016 для сравнения. Мы получили несколько хороших направлений. Мы проектировали версию-2017, чтобы улучшить область устойчивости - в 2016-м с этим у нас была проблема. Однако, эти изменения неожиданно повлияли на реакции байка на торможении и поворотном входе. И так как по требованию регламента нам по ходу сезона нельзя менять конструкцию двигателя, мы могли только изготовить несколько новых частей, чтобы компенсировать этот дефицит. В Брно мы опробовали обновления, и мы пользовались ими в гонках после теста в Арагоне.

Каваючи, Ианноне, Сахара, Ринс, Бривио (презентация Suzuki Ecstar 2018)

Сахара: Стало очевидно, что улучшения многих частей во время прошлого сезона оказались бесполезными из-за особенности этого двигателя. Эта ситуация усложнила поиск различий. Чтобы понять, нам пришлось стараться решать эти сложности, и быть в состоянии подтвердить позитивные моменты наших рам и электроники тоже. В завершающей части сезона мы наконец-то преуспели.

Каваючи: Думаю, "водоразделом" стали тесты в Арагоне. Они были большой поворотной точкой, потому что в том конкретном случае мы еще опробовали прототип рамы-2018, и она во многом хорошо работала. Но в гонках мы ей не пользовались - мы шли дальше с рамой, которой пользовались с ГП Каталонии, и так до конца сезона. С маятником наоборот: мы снова его пересмотрели после внесения некоторых изменений, когда наши пилоты дали нам указания. После арагонских тестов эти факторы хорошо сочлись друг с другом, и по этой причине по нашим байкам был прогресс.

В первой части сезона мы пробовали разные варианты шасси, но маятник мы не меняли. На тестах в Арагоне мы решили опробовать еще один маятник, и после этого мы продолжили с ним. Ринс начал пользоваться последней версией маятника позже Андреа. В любом случае, в конце конфигурации шасси у обоих пилотов стали одинаковыми.

Когда [тест-пилот] Тсуда тестировался в Хересе, он собрал много информации для Японии, и наши инженеры воспользовались этим в разработке. Когда Гвинтоли проехал для нас Ле-Ман и Барселону, мы открыли новое и лучшее направление, в котором разрабатывать двигатель - просто по информации, которой нас снабдил Сильвен. Однако, с другой стороны, по причине травмы Алекса мы к середине сезона - это очень важный момент года, - так и не смогли создать среду большого соучастия и сотрудничества между напарниками.

Сахара: Что касается мокрых условий, в 2016-м у нас было много затруднений, а в 2017-м, наоборот, были улучшения. Хотя очень трудно проводить сравнения в одинаково мокрых условиях, мы можем сказать, что наша динамика помокру в 2017-м была лучше, чем в 2016-м.

Могу сказать, что ради Андреа и Алекса мы будем стараться изо всех сил, чтобы позволить им бороться за подиум в каждой гонке, с самого начала. У нас должна быть такая психология - всё зависит от нас как от группы. Ианноне покажет полный потенциал, Ринс станет лучше и станет лидирующим пилотом. Что касается динамики нашего байка, у нас также будет шанс обновлять наш двигатель по ходу сезона, так что надеемся, что сможем гораздо лучше, чем на финальных стадиях 2017-го, где мы уже начинали улучшаться.



Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите ctrl + Enter! Или перейдите по данной ссылке!


2011 - 2018 | Использование материалов сайта разрешено только после согласования с администрацией!

Контактная информация