Лоренсо: Я думал уйти, и понял, как люблю гонки

Издание El Pais провело беседу с Хорхе Лоренсо. Гонщик Ducati Team признался, что весной чуть не решил уйти на пенсию. После оптимистичного завершения сезона 2017 пошел спад, не было ни результатов, ни доверия Ducati. В этот период Лоренсо осознал, что всё равно не готов отступать. Если не получится в одной команде, нужно продолжать в другой. Так у него появился двухлетний договор с Repsol Honda.

На первом этапе в Катаре испанец закончил в гравии из-за неисправности тормозов. В Аргентине скорости хватило, только чтобы доехать 15-м. Гонку в США Спартанец назвал тяжелейшей за время в Ducati. Проблемы нельзя было списать только на мотоцикл, так как коллега Андреа Довициозо в это время возглавил чемпионат. В европейской части сезона уровень ездока #99 резко поднялся, когда смягчили работу мотора. Только и в Испании, и во Франции возможности были упущены (сход и шестое место).

Две недели между неудачей во Франции 20 мая и первым триумфом в Италии 3 июня направили историю в другом направлении. Лоренсо нашел способ быть первым. В интервью он отмечает, что недостающий компонент в связке пилот-мотоцикл был намного меньше, чем казалось со стороны. Если кто и мог это понять, то сама команда, но открытым обсуждением возможной замены Лоренсо та дала сигнал: терпение кончилось. Пилот и команда вместе потеряли доверие друг к другу. Когда оно восстановилось, это уже не имело значения.

Ты - трехкратный чемпион MotoGP, и со дня на день останешься без команды. Как ты пережил те недели, пока не определился с будущим?

Я был удивлен, удивлен тем, как из-за плохих результатов года и трех месяцев Ducati могла забыть, чего я достиг в прошлом. И меня решили заменить - была даже возможность платить мне гораздо меньшую зарплату, - на пилота, который очень хорош, но который пока не выиграл гонку MotoGP. Например, на Петруччи.

Я выиграл 44 и три Мундиаля. Я не понимал, почему они не потерпели. Я им показывал, что могу вести гонки, и у меня была скорость, потому что я поставил рекорд трека на Сепанге. Я не понимал, почему они не настояли немного, не верили, что я - пилот, который, когда у него порядок с байком, выигрывает гонки и чемпионаты, или как минимум бьется за них. Поэтому я подумал: теперь буду вкладывать еще больше сил, что оставались.

Но не смог их убедить.

В конце концов, в MotoGP ты зависишь от мелких деталей, очень глупых вещей. Это было заметно по изменению топливного бака. Он оказывал большое влияние, и его не было [в нужном виде]. Это была последняя частица всей мозаики, которой не хватало.

С Хереса я начал лидировать почти в каждой гонке, по много кругов, но всегда было одно и то же, потому что шло хорошо, я вёл несколько кругов и откатывался назад. В итоге казалось, это полная катастрофа, что многого не хватает, но мне не хватало всего ничего, одной части, которая стала спусковым крючком.

Насколько ты изменил ситуацию?

Меньше, чем думали люди. И это была не скорость - вещь, которую в этом спорте найти труднее всего. Мне просто не хватало физической выносливости, потому что с середины гонки, если я не хотел упасть, приходилось снижать темп. И выносливость навела меня на замену такого пустяка, как бак.

Но перед этим, в Хересе, Ducati смогла смягчить поведение двигателя, который стал агрессивнее, набрав мощность. Байк было трудновато контролировать на выходе из поворотов.

Ты задумывался об уходе?

Трудно было так упорно работать, так много часов работать физически, изучать так много данных на треках и вне их, проводить столько часов на тренировках, когда результаты не шли.

Также немного разочаровывало продолжать соревноваться, было трудно находить мотивацию, чтобы продолжать еще два года, но как раз тогда, когда я начал рассматривать возможность уйти на пенсию, я оценил, как сильно люблю мотоциклы и соревнования. И после этого мне захотелось продолжать, несмотря ни на что.

Пока не выиграл в Муджелло, сомневался в себе?

Мы - люди, мы не роботы. У всех нас есть эмоции, и конечно, когда становится лучше, ты больше уверен в себе, чем когда дела плохи. Но разница между чемпионами и хорошими спортсменами в их способности продолжать мыслить позитивно даже в трудной ситуации, которая тянется и тянется.

Начало года было плохим, но ты - пилот, который с Муджелло набрал больше всех очков.

Мы сильны, у нас более цельный байк, который позволяет нам быстрее ездить по трекам, где раньше это было невозможно. Например, здесь, в Мизано. Я понимаю байк, который очень специфичен, и который приходится пилотировать в очень особенной манере, странной, потому что чем больше наклоняешь, тем меньше байк поворачивает. Это нелогично, потому что обычно наоборот.

На Ducati приходится много пользоваться задним тормозом, чтобы проходить поворот без дросселя - это противоположно моему пониманию скорости и гонок. Пришлось радикально изменить способ подхода к поворотам, но как только я понял, я смог получать преимущество от его качеств. Их достаточно, и они очень сильные, такие как устойчивость торможения и разгон двигателя.

Еще думаешь, как управлять им в гонке?

Меньше, чем раньше, но в какой-то момент до сих пор приходится поправлять себя. К сожалению, Ducati никогда не станет естественным для моего пилотажа.

В зачете тебя от Марка отделяет 71 очко. Что тебя мотивирует?

Продолжать развивать байк, чтобы улучшать его, выиграть максимально возможное число гонок и финишировать вторым в Мундиале. Я не говорю, что победа невозможна, но если у Маркеса шанс 90%, то у нас 10%.

На последних Гран-При ты отказался от своей обычной стратегии. Ты не ставил лучший темп, предпочитая разыгрывать на последних кругах.

Повлиял ряд факторов. Во-первых, "Ямаха" была менее физическим байком, который позволял мне жать жестче по ходу всей гонки. Во-вторых, "Мишлен" в большинстве гонок не позволяет ехать в квалификационном режиме с первого круга до последнего, как это бывало с Bridgestone. В общем, сейчас мои сильные стороны не дают мне особого преимущества - это старт, первые круги, когда нужна сосредоточенность и аккуратность, безошибочность.

Сейчас отрыв со старта иногда может быть недостатком. Если я в начале жму слишком сильно, шина расходуется больше. Я понял, что в соответствии с типом гонки бывают условия, в которых не остается ничего другого. Если хочешь добраться до конца с шиной и энергией, приходится дозировать, и лучше планировать стратегию.

В последнее время ты выходишь из так называемой "удобной зоны". Ты приспособишься к Honda как нечего делать?

Может, будет труднее, но надеюсь, нет. Очень трудно провести полтора года, не получая результатов, и в "Хонде" такого не хотят, и мне не хочется. Может, но по логике адаптироваться будет легче. Насколько мне видно, похоже, этот байк наклоняется больше нашего, и можно сильнее открываться, получая преимущество в повороте - это одно из моих качеств. Их байк всегда был короче, меньше, более нервным, но еще более проворным.

Где ошиблась Ducati?

Я не тот человек, чтобы говорить об этом. Только им известно, у себя внутри. Теперь, когда я выигрываю, очень легко сказать "Ducati ошиблась". Посмотрим, что случится в будущем.

Не только Лоренсо мог стать новым приобретением HRC. Гонщики вроде Жоанна Зарко, Данило Петруччи или Андреа Довициозо тоже упоминались при обсуждениях. По его предположению, очереди могло и не существовать, так как всё это было частью переговоров с текущими командами:

Я не знаю, был ли к "Хонде" настоящий интерес в каких-то этих случаях, или эти пилоты, которые предлагали себя фабрике через своих представителей, хотели только увеличить свою цену при продлении с нынешними марками.

В моём случае правда такова, что у меня не было выбора, кроме как подумать о моей жизни. Я хотел продолжать в этом проекте. Завершение в нем будет означать, что вызов неокончен. Я хочу титул, или хотя бы побиться за него до последней гонки.



Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите ctrl + Enter! Или перейдите по данной ссылке!