Рабат: Теперь буду оглядываться после каждого падения

Сегодня в барселонской больнице Dexeus University Hospital Тито Рабат дал первые комментарии об инциденте на ГП Великобритании. Удар от упавшей "Хонды" Франко Морбиделли не только сломал испанцу правую ногу в трех местах - даже спустя восемь дней она сильно болит. Несколько ночей подряд прошли без сна. Рабат сообщил, что эта ночь на понедельник была первой более-менее нормальной.

Происшествие в затопленном повороте Стоу произошло из-за плохого дренажа. Британская трасса знавала и худшую погоду, только в этот раз её водоотведение были ниже всякой критики. С другой стороны, Рабат указал и на свою вину. Он оказался в гравии за мгновения до падения Морбиделли. Упавший ранее Алекс Ринс стоял у ограждения и кричал земляку срочно уходить. Рабат потерял несколько ценных секунд, прежде чем встал на ноги (ему было больно). Он считает, ему повезло: можно было получить травму похуже. В любом случае, в будущем нужно реагировать быстро.

Вместе с ним на пресс-конференции присутствовал главврач MotoGP Анхель Чарте, хирург Ксавье Мир и доктор Игнасио Гинебреда. Медицинские прогнозы не назовешь положительными: травма серьезная, и непонятно, когда всё заживет. Впереди работа по реабилитационной программе. Дальше будет видно, когда Рабат вернется в нормальную физическую форму.

О мгновениях после аварии:

Прежде всего, хочу поблагодарить всю медицинскую команду MotoGP и подчеркнуть всё большую и большую важность наличия на треках такой медицинской команды. Не только потому что они подготовлены к ситуациям типа этой, пилотам это тоже важно. Представьте: на вас движется мотоцикл, ваша нога вся кривая, и есть врач, про которого вы знаете, вы с ним знакомы, и это одно, но если к вам подходит человек - англичанин или кто угодно, - которого вы не знаете, с которым не знаете, как разговаривать и что делать.... В этот момент вам страшно, и я во многом благодарен доктору Чарте и медицинской команде, потому что с ними все трудности были терпимее.

У меня ни разу не было мысли, что я лишусь ноги, хотя когда лежал на земле, видел, что она кривая как [буква] S. Я потерял много крови и мне было страшно. Помню, сначала мне было плохо, и мало-помалу становилось лучше. Как только я попал в больницу, успокоился. С этого момента врачи до мелочей объясняли, что я буду делать, и очевидно, приоритет - выздороветь как можно быстрее. Ясно, мне хотелось бы вернуться как можно быстрее, но всё-таки они наблюдают за ногой и смотрят, как ситуация развивается в целом.

О болях:

Всё болит, эта боль не проходит [смеется]. Сегодня первый день, когда мне стало лучше, но последние четыре ночи мне было очень плохо, потому что нога под своим весом падает на кровать, и она всё время болит, и эта боль не утихает всю ночь. В эти ночи я не спал, особенно в Англии. Тут уже гораздо лучше, но где-то каждые два часа я просыпаюсь. А эта ночь была первой, когда я просыпался всего пару раз. Это только из-за боли. Она не только сильная, она не утихает и это раздражает.

Можно ли было избежать инцидента:

Да, это правда: трек был в очень плохом состоянии, в очень плохом, но всё так быстро произошло, что не было никакого времени. Мы все начали падать в конце прямика и... Избегай, не избегай, нужно это усвоить, потому что всё очень быстро случилось. За круг до этого я там проехал и байк немного дернулся, но было не так плохо. А на следующем круге я подъехал очень быстро, и помню, включил шестую, как байк попал в бесконтрольное аквапланирование, и последнее решение на 300 км/ч - это броситься на землю.

Получилось бы избежать или нет... Кольцо очень крупное, его улучшают, и ясно, что везде нужно продолжать улучшать, но такие вещи могут происходить. В Хересе год-два назад на треке было масло, и его не увидели. Такие вещи очень быстро происходят, они очень быстро наступают, и в этом частичный риск этого спорта, но конечно, можно сделать лучше.

О состоянии Сильверстоуна:

Сильверстоун был моим любимым треком. Думаю, та переукладка, которую сделали, правда очень плохая, потому что кочки в прошлом году были как минимум такие же, как в этом году. Держак был даже хуже. И если говорить о способности асфальта отводить воду, там не было даже половины того, с чем я сталкивался, потому что на Сильверстоуне бывали гонки, в которых шел сильный дождь, и я помню, можно было идеально ездить. Думаю, сделали так себе.

Про урок на будущее:

Я усвоил, что в следующий раз, когда со мной случится такое, первым делом сделаю всё, чтобы этого избежать, и еще буду оглядываться. Я так упал из-за сильного падения в предыдущий день, и когда я так быстро упал, я какое-то время оставался на земле, и вместо того, чтобы встать и убежать, я оставался там. Было больно. Тоже ничего удивительного! Но если б я подумал, что сзади может появиться мотоцикл, может, я бы встал чуть раньше и ушел оттуда до этого.

Помню, как смотрел на Ринса, который размахивал руками и говорил "вали оттуда, вали, ну вали!", и я обернулся, и увидел, как очень быстро приближается байк Франко Морбиделли, и только тогда я встал. Повезло, что я встал и мне ударило в ногу, иначе было бы гораздо хуже. Ясно, могло быть гораздо хуже.

Я говорю про везение из-за моего состояния. Помню, я на земле, и помню, думаю: я больше не встану, буду здесь... И вдруг я увидел скачущего Ринса, и я оглянулся, и вдалеке увидел байк Франко, и я встал в последний момент. Если б я не встал и получил байком, могло случиться что-нибудь еще. Повезло, что мне ударило по ноге. Но повезло или нет, вот что случилось.

Наша мечта - быть всё быстрее и быстрее, и когда-нибудь попасть на вершину. И еще меня научило это падение. В следующий раз, когда я так упаду, что я и сделаю, так это оглянусь. Думаю, это очень специфический случай, такое не каждый день происходит, совсем нет. Ну что ж, нужно знать, как избегать таких специфических случаев и быстро реагировать.

О здоровье:

Выздоровление долгое, так как у меня такого никогда не было. Я буду слушать врачей на 200%, как слушаю с самого начала. С первого момента всё шло под надзором Анхеля [Чарте], всё шло через него. Как встану на ноги? Надеюсь, меня нагрузят упражнениями в течение дня, чтобы не было скучно, и что такие вещи помогут мне быстрее восстановиться. В конце концов, когда ты калечишься по-настоящему, ты немного успокаиваешься и говоришь: давай помаленьку, мы начинаем заново, тебе придется подождать.

Слова поддержки от других пилотов:

Меня это по-хорошему удивило, потому что мне написало много пилотов, они спрашивали меня и желали скорого выздоровления. Даже по телефону мне позвонило достаточно пилотов. И не только пилоты: люди из чемпионата, команда, "Дукати", моё окружение. Все беспокоились, и в итоге это и придает энергии.

Морбиделли? Я с ним не говорил. Он один из немногих, с кем я не говорил... Ну, ничего.

Комментарий доктора Гинебреда:

Придется дать время, и мы не можем назначить дату. Тито поправится так быстро, как сможет, но я не решусь назвать дату возвращения. На переломы такого рода нужно время. Будет необходимо наблюдать за ним и рисками, которые это влечет за собой. Мы запланировали несколько действий, чтобы ускорить выздоровление. Он сможет сесть на байк до того, как переломы полностью срастутся, но нам нужно оценивать риски.



Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите ctrl + Enter! Или перейдите по данной ссылке!